Галлюцинация

Галлюцинация

Картина стояла в мастерской, немного смещенная за угол коридора и прикрытая покрывалом. Ей пришлось завесить ее первым что попалось под руку, потому что ей стало трудно выносить его присутствие. Точнее, отсутствие. Прошло две недели с тех пор, как он приходил, и его изображение начало вызывать болезненные ощущения внутри каждый раз, когда она случайно или специально бросала взгляд на полотно.

Половое влечение

Половое влечение

Поезд должен был прийти через шесть минут. Народ уже собрался на платформе, загромождая редкие лавки сумками и чемоданами. Фонарь лениво подсвечивал лица двух девушек, занятых каким-то важным разговором. «И почему у молодежи всегда такой вид, будто сию секунду решается вопрос жизни и смерти?» – подумал он, отмечая свой скептицизм. Наверняка и он был таким же в свое время. Дцать лет назад. Когда каждое мельчайшее происшествие, казалось...

Дереализация

Дереализация

Дорога домой заняла не более пятнадцати минут. Было то редкое затишье между активным утром и не менее активным обедом, когда траффик стихал – люди наконец занимались тем, чем должны были заняться в том месте, куда так отчаянно пытались добраться. Тем более путь по окраине города между сетью супермаркетов и их жилым комплексом еще пока не был загружен: из двадцати домов были заселены только девять.

Паника

Паника

Девочка немного помешкала на тропинке и решительно шагнула в лес.

Начинало темнеть. Она спешила вернуться из школы пораньше, чтобы не идти в лес в сумерках, но сегодня они словно специально повыползали из темных уголков еще до ее возвращения. Плотная облачность низко и хмуро висела прямо над лесом...

Эмоциональная регуляция

Эмоциональная регуляция

Первым делом я все выключила и ушла из дома бродить по улицам. Хотя нет, вру. Первым делом я поревела, сколько нужно было вылить то, что нужно было вылить, то что переливалось через край. Потом вымыла лицо, привела себя в порядок, и ушла.

Сразу по дороге пришло осознание, что на эти выходные мне нужно куда-то уехать. Был вторник, рабочие дни я еще как-то могла перенести. Но мысль о ближайших выходных, в которых все будет так привычно и знакомо, и от этой привычности я буду лезть на стенку, вызвала панику. Я прошлась по списку контактов телефонной книги. Никого не хотелось видеть и ни с кем говорить, но выбирая из двух зол… Если бы у меня были деньги в тот момент, я бы не задумываясь...

Виды памяти

Виды памяти

Он пришел в себя от резкого движения. Кажется, его голова устала опираться на шею и упала вперед, разбудив его. А он спал? Где он? Разве он спал? Вокруг было совершенно, абсолютно темно.

Он ощупал предметы вокруг себя, и паника ослабла – он был там где и должен быть, как ему казалось. Он сидел на стуле за своим столом в офисе, под руками была клавиатура и начатая чашка кофе (черный, без сахара). Он протянул руку, и чуть дальше чем он помнил его пальцы наткнулись на экран монитора. Экран монитора был холодным. Черт! Так и кружка кофе была абсолютно холодной. Нет… не так. Она была не горячей, не теплой, она была никакой. И монитор тоже был никаким. И если от монитора можно было бы ожидать такой подлости, то от кружки только что налитого кофе…

Только что?..

Умозаключение

Умозаключение

Она опять оставила дверь ванны открытой. Он слышал ее движения, ее копошения в вещах, открытие и закрытие баночек и флаконов, стук флаконов о стеклянную полку рядом с зеркалом. Она «прихорашивалась». Черт, какое противное слово. Когда она вот так ворковала в ванной комнате, она напоминала ему птицу. Большую, яркую, испускающую приятный аромат райскую птицу. Может быть, тому виной были...